Чтобы чадо не выросло «жадиной-говядиной-шоколадиной», надо воспитывать в нем щедрость. Но как? Как не перейти грань, за которой начинается расточительность или когда бескорыстие преобретает формы бесхребетности? И еще много «как?» Все советы психологи сводят к трем основным. 

Самая распространенная причина скупости ребенка — занятость родителей. Компенсируя нехватку внимания они задаривают детвору. «Такие подарки в подсознании ребенка идентифицируются с мамой-папой, — говорит психолог Елена Лукьяненко. — Как он может отдать своих «родителей», если их и так мало? Выход: увеличить общение с чадом. Притом сделать его систематическим. И пусть хотя и по 20 минут в день, но каждый день». 

В семье, где два ребенка, как правило старшему из них дефицит внимания — обеспечен. «И тогда ревность ребенок компенсирует жадностью: «не трогай — это моя полка», «не бери мою книжку». Одна моя маленькая клиентка после нашего общения на вопрос о самочувствии ответила: «У меня настроение классное, все классно и вообще так классно, что нет рядом Вани». То, что родители все время вешают его на сестру, не оставляет ей собственного психологического пространства. Выход: для каждого ребенка выделить по комнате. А если нет возможности, то хотя бы по столу и шкафу. И хотя бы раз в неделю устраивать со старшим тет-а-тет прогулки. Только вы и он. И конечно же покупки для младшего и старшего должны быть равноценными. 

ДАЕШЬ КОЛЛЕКТИВИЗМ! «Сидит себе ребенок с бабушкой, няней. Они ходят по улице вокруг площадки: «Тебе не нравится? Давай пойдем домой», «Не будем с ними играть, они такие нехорошие, идем на птичек посмотрим». И тогда приходит такой совершенно асоциальный ребенок в школу и понятия не имеет как жить в коллективе, в том числе угощать и делиться, — продолжает психолог. — Выход: обязательно отдавать чадо в детсад. Но не раньше 3,5-4 лет. Если детсад уже неактуально, стоит использовать такой ход — давайте ребенку угощения в двойном количестве, мол, это тебе, а это угостишь ребят. У ребенка не будет ощущения последнего бутерброда, и он безболезненно сможет поделиться. Для детей всех возрастов возьмите за правило не давать все самое вкусненькое только им. У меня дочь — одна на нас с мужем, на двух бабушек, прабабушку, дедушку и дядю. И однажды мы заметили, что доченька-то наша скряга еще та. Мы методично сами ее такой делали: все всегда для нее одной. Закрепилась схема: зачем кому-то что-то предлагать, если все отказываются. И мы стали категорически делить угощения на всех, даже если это пару пирожных. И домочадцы стали хотеть ее угощений, даже если реально не хотят. Со временем жадность сняло, как рукой». 

НЕ ДОЛЖЕН. Третья причина скряжества — педантизм. Но психологи уверенны, что это черта не приобретается, она врожденная. И бороться с ней нельзя категорически. «Надо приводить таких деток к разумной рачительности. Например, на именины, день рождения, и просто без повода давать ему в сад, школу, в институт вкусностей, мол, угости приятелей, — считает Елена Лукьяненко. — А потом каждый раз за это прихваливать его. Мол, «какой ты щедрый, какой ты молодец». «Поделись!», «Ты должен отдать», «Раз ты такой скупой, больше ничего не получишь!» — такие воспитательные приемчики психологи считают запрещенными в любой ситуации. Они вызывают только протест, и как следствие — еще большую жадность. 

«Впервые о скупости дети ярко заявляют года в три, — говорит Елена Лукьяненко. — Это так называемый кризис 3-х лет, когда у маленького человека начинается самоидентификация. Он только осознал, что это «я» и это «мое», потому «отдать» для него нонсенс априори. Выход — учить ребенка не отдавать, а меняться с приятелями. Для начала на пять минут, постепенно увеличивая время обмена». Но к «бартеру» лучше начать приучать ребенка еще до года. А вот за бартер у подростков они должны отвечать сами. «Не запрещайте ребенку меняться магнитофоном или телефоном, — говорит психолог. — Ведь это его вещь. Но предупредите, что в случае поломки, другую такую никто покупать ему не будет». 

Не секрет, что позиция родителей — лучший из воспитательных методов. Но именно «не приводи их домой» — то, что слышит от мамы-папы каждый второй ребенок. «Расскажу на своем примере, — говорит Елена Лукьяненко, — В «двушке» с нами жила еще и бабушка. Брат делает уроки, родители смотрят телевизор, свободна — только кухня. Но я всех ребят водила домой. Притом, что среди них были мальчики, о которых упорно говорили, что они воры и другие родители на этом тех мальчиков якобы ловили. Бабушка пекла пироги, пили чай, в 17-18 лет она нам вино делала, давала. Мы вечно что-то придумывали, тарабанили кастрюлями — музыку сочиняли. И ни разу у нас ничего не пропало, хотя и золото, и деньги всегда лежали сверху. А все потому, что люди, приходя в дом, знали что им верят и им рады. Кроме того, такие посиделки выгодны для родителей — они видят, с кем и как общается чадо. Если мы сами не приводим в дом коллег, даем ребенку посыл, что мир враждебный, доверять нельзя. О какой щедрости речь?» 

ВСЕ РАЗДАЕТ — УПАДЕТ УСПЕВАЕМОСТЬ. Если ребенок раздает все налево-направо, совершенно не согласуясь со своими желаниями и потребностями, то это уже не щедрость. Он это делает, чтобы услужить. Такому ребенку надо повышать самооценку. 

«На днях пришла ко мне мама с дочкой, мол у малышки успеваемость все падает и падает, — говорит психолог. — И начала рассказывать: «Ой, она у нас такая замечательная, талантливая, прямо не знаем что происходит. Вот отправляли ее в лагерь, я поехала с ней. Там ее на плаванье повела, потом — на волейбол отправила». То есть мама давала ребенку посыл на подсознании: «Чего за мной ходят и все решают за меня? Потому что со мной что-то не так». Идет раздвоение: с одной стороны — ребенка хвалят, с другой — боятся за него. Вот еще случай, в школе, где я работаю, папа у нас на подоконнике ... живет. Сидит днями под классом и сопровождает все движения ребенка. Итог: малыш — «безотказный». 

Если вы замечаете за своим ребенком неуверенность и чрезмерная опека не ваш случай, значит вы просто мало говорите ребенку о том, что он супер, что у него все получится, даже если не выходит сейчас, боитесь давать ему авансы, он это чувствует и сомневается, что у него вообще что-либо получится. Если сомневается мама — близкий человек, то откуда ж в меня могут поверить другие? Присмотритесь к способностям чада и мягко предложите пойти в тот или иной клуб для их развития. Человек, умеющий что-то, что умеют не все, автоматически приобретет уверенность. 

ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ — О ЖАДНОСТИ 

Бизнес-леди, мама троих детей Маргарита Сичкарь: 

— Мы изначально оговариваем, если дочь идет гулять с друзьями, то конфеты печенье или еще что-то она берет на своих друзей. Как-то старшая дочка схватила два яблока для себя и подруги, одно маленькое – другое большое. Мне стало интересно, и я спросила: «А какое яблоко ты отдашь?». «Мама, ну конечно большое!» Меня это приятно порадовало. Вообще, если ребенок жадный — это проблемы в семье. Если родители — жадные люди, то ребенок — их копия. Часто вспоминаю такую историю. У моей подруги была жадная мама, она никогда не угощала детей, которые приходили в гости к ее дочке. Мы как-то пришли, а у нее в доме пахло свежеиспеченным тортом. Моя подруга вернулась из кухни и сказала: «Не знаю, куда мама спрятала торт». В итоге, когда ее мама вытаскивала торт из «нычки», он упал кремом вниз. Мы, дети, были просто счастливы! И я тогда подумала, что жадность всегда наказуема. Кстати, моя подруга в отличии от этой мамы, выросла совсем нежадной. Я регулярно слежу за детьми, чтобы ничего подобного не было. 

Журналист, шеф-редактор проекта «Великі українці», отец троих детей Вахтанг Кипиани: 

— В моем детстве этой проблемы вообще не было. Меня воспитывала мама. Она постоянно работала, с утра до ночи шила разные вещи и труд был источником зарабатывания денег. И я понимал, что если чего-то хочу, я должен это заработать. 

Было другое. Старшие друзья частенько выдуривали у меня коллекционные машинки, привезенные из-за границы, и другие ценные вещи. А бабушке или маме приходилось их потом возвращать обратно. Но меня это не останавливало. У меня была коллекция бумажных денег 20-30-х гг. ХХ века, которую я раздал своим знакомым. Сейчас это представляло бы большую ценность. Но мне не жалко, может они кому-то в жизни помогли. 

Жена Яна Табачника, мама троих детей Татьяна Недельская: 

— Кто бы из моих детей что не брал, всегда — на троих. Иногда под предлогом «Я возьму Мише и Паше», он может взять для себя одного. Но мы всегда это обговариваем, проводим профилактику, но не против жадности, а против детского эгоизма. Думаю, если человек жадный по свое природе, с этим ничего нельзя сделать. А жадный мужчина — это катастрофа. Пусть он ходит «налево» и ворчит, но только не будет жадный. Это не лечится. 

У Миши и Паши есть свои наколядованные деньги. Миша на 8 марта все их потратил на цветы мне, домработнице, бабушке, сестре бабушки. У младшего к наколядованным еще прибавляются деньги от папы за хорошие оценки. У них свой бухгалтерский счет: 12 баллов – 2 гривны, 10 – одна гривна. И они знают, что деньги надо зарабатывать. 

Помню, дети никак не хотели ложиться спать. И вот я их только уложила, вдруг звонок в дверь – наряд милиции приехал. Говорят: «У вас сигнализация сработала». Мои дети тут же из кроватей вон, стоят за мной, хихикают. Тогда я делаю серьезное лицо и спрашиваю милиционеров: «Так вы за Пашей и Мишей?» и подмигиваю им. Те проверили мои документы, вошли в игру и говорят: «Да, за Пашей и за Мишей. Придется платить штраф». Дети перепугались. И тут сзади меня такой тоненьки голос 7-летнего Паши: «У меня есть деньги, возьмите, сколько нужно?». Прибегает с кошельком и говорит: «Берите все! А если не хватит, я еще заработаю». Тогда я поняла, что с моими ребятами все в порядке. 

Наталия Ионычева